Уровни доступа к информации

объяснение на пальцах, записанное со слов пожелавшего остаться неназванным курсанта Бедроградского Института госслужбы

Первое и главное: уровень доступа — это характеристика как самой информационной единицы, так и того, кому она может быть доступна или недоступна (частного лица или институции). Характеристика, указывающая на возможность получения, хранения, распространения, передачи и использования конкретной информационной единицы конкретным частным лицом или конкретной институцией.

Тут всё понятно: любому факту действительности и любому человеку присваивается циферка. Если циферки совпадают, всё в порядке. Если нет — жди по свою душу людей с оружием. Ну или без оружия, но кто сказал, что это лучше?

Любая информационная единица во Всероссийском Соседстве имеет уровень доступа, присвоенный ей Бюро Патентов. Любая новая информационная единица, которой не был присвоен уровень доступа, до присвоения ей уровня доступа является недоступной для получения, распространения, передачи и использования.

То есть получается, что, если кто-нибудь что-нибудь, например, изобретает или открывает, первым об изобретении или открытии должно узнать Бюро Патентов, а те же коллеги изобретателя — только потом? Это вообще возможно контролировать на практике? Ответ: скорее невозможно, поэтому разнообразные исследовательские центры и инженерные бюро обычно находятся в прямом подчинении у какой-нибудь гэбни. От коллег никто ничего не укрывает, но хотя бы за пределы конкретного института новая информация без позволения Бюро Патентов выходить не будет. В теории.

Все категории частных лиц и институций во Всероссийском Соседстве имеют право на получение информации уровня доступа, соответствующего их собственному. Для получения информации соответствующего уровня доступа необходимо послать должным образом сформулированный официальный запрос в Бюро Патентов и/или иную инстанцию, располагающую необходимой информацией.

И, кстати, почему нельзя писать учебные инструкции человеческим языком? Ответ: потому что в госслужащие должны идти только самые стойкие к канцеляриту. Ходят слухи, что это всё писал чуть ли не сам хэр Ройш!

Система уровней доступа к информации во Всероссийском Соседстве существует для повышения эффективности хранения, распространения и передачи информации, а также поддержания информационной безопасности государства и частных лиц.

Если проглотить все прочие комментарии, хочется лишь отдельно отметить формулировку «эффективность хранения». Отметили.

* Сама система уровней доступа в учебной инструкции совершенно нечитаема из-за обилия кодов и условных обозначений, поэтому как запомнено, так и записано. Возможно, в нижеследующем перечне (как не заразиться высоким канцелярским слогом?) что-то упущено или понято превратно (а также, возможно, курсантам Института госслужбы и не полагается знать, как всё обстоит на самом деле — хотя формально это вроде как их уровень доступа).


16 у. д. обладают все те граждане Всероссийского Соседства, которые не обладают более высоким уровнем доступа.

И снова просто и понятно, остаётся только восхититься!

15 у. д. обладают лица, чей род занятий предполагает регулярные выезды за границу Всероссийского Соседства, а также иностранные граждане, получившие вид на жительство во Всероссийском Соседстве.

Это потому что они там за границей видят что-то такое особенное и недоступное пониманию простых людей? Ответ: это потому что заграница слишком рьяно сама интересуется Всероссийским Соседством.

14 у. д. обладают лица, рождённые до Революции, а также лица, чей род занятий связан с изучением и использованием исторических документов и артефактов.

Наука история — таки отдельный уровень доступа? Зато в каком-то смысле честно: никто и не скрывает, что всё сорок восемь раз переписано.

13 у. д. обладают сотрудники проектов государственной значимости.

Обслуживающий персонал Первого Большого Переворота, например? Какой-нибудь дальнобойщик, который везёт левую нижнюю часть каркаса временного укрепления № 17? Ответ: именно. Проекты государственной значимости — дело серьёзное. Другой вопрос, что в эту же самую категорию попадают, например, курсанты Института госслужбы. И что ещё веселее — солдаты ИВА. Говорят же: серьёзное это дело — проекты государственной значимости!

12 у. д. присваивается лицам, успешно прошедшим аттестацию по окончании Института государственной службы.

Видимо, вместе со званием младшего служащего? Ответ: да, любой выпускник Института госслужбы автоматически получает самое младшее государственное звание и распределяется на службу при какой-нибудь гэбне.

11 у. д. обладают государственные служащие, имеющие конкретную специализацию, а также лица, получившие на территории Всероссийского Соседства законченное высшее медицинское образование.

То есть у чувака, перебирающего бумажки в приёмной Бедроградской гэбни, и аспиранта медфака один уровень доступа? Ответ: номинально — да. Фактически — леший знает. О том, может ли человек, работающий в одной сфере, получить информацию, которая соответствует его уровню доступа, но не соответствует сфере его компетенции, ни в одной учебной инструкции не говорится. Но это как раз то самое место в инструкции, где все задаются этим вопросом. Понятно, что врачи у нас на особом положении, поскольку в деталях знают тайны контролируемого деторождения и тех характеристик, которые оно даёт населению страны, — но ведь это явно не повод полностью уравнивать их в правах с госслужащими. Да и сами госслужащие неравны — этот самый «чувак, перебирающий бумажки в приёмной Бедроградской гэбни» и какой-нибудь таможенник из Пассажирского Порта ведь не могут хранить, распространять и передавать одну и ту же информацию. Скользкий момент.

10 у. д. обладают гэбни, не обладающие более высоким уровнем доступа, а также отдельные государственные служащие, занимающие руководящие и прочие значимые позиции в государственном аппарате.

Опять это гениальное «обладают те, кто не обладает более высоким»! И, кстати, есть ли отдельная учебная инструкция по гэбням? Ответ: да, но её прочитать тяжелее раза в четыре.

9 у. д. обладают лица, которым присвоено звание полуслужащих.

А пояснить никак, пояснения в инструкции излишни? Ответ: это всего лишь лица гражданских специальностей, одновременно состоящие на госслужбе. Которые приносят пользу госаппарату именно в качестве представителей своих гражданских профессий. Вопрос: стукачи? Ответ: нет, не обязательно. Какой-нибудь дворник в парке отдыха может, например, оказаться полуслужащим в том случае, если этот конкретный парк чем-то примечателен — например, в парке установлен мемориал в память о событиях Революции. Вопрос: чтобы докладывать, кто недостаточно трепетно прошёл мимо мемориала? И чем это отличается от стукачества? Впрочем, неважно. Но как так вообще может быть, что уровень доступа полуслужащего выше уровня доступа госслужащего и даже госслужащего, «занимающего руководящую позицию»? И, леший, выше уровня доступа большого числа гэбен? Ответ: а гэбни из этого «большого числа» не имеют права заводить собственных полуслужащих. Это привилегия гэбен более высоких уровней доступа.

8 у. д. обладают гэбни, в чьи непосредственные обязанности входит контроль над внешнеполитическими связями Всероссийского Соседства.

Их более одной? Ответ: как минимум — гэбня Международных Отношений и гэбня Восточных Отношений. Вопрос: восточные отношения не являются международными? Ответ: гэбней Международных Отношений называется та, чья деятельность ориентирована на Европы. Вопрос: это, значит, вот так мы выражаем своё отношение к Европам? Как «международное». Ну-ну.

7 у. д. обладают гэбни, в чьи непосредственные обязанности входит контроль над внутриполитической ситуацией во Всероссийском Соседстве.

Потрясающе обтекаемо! Ответ: ну, как минимум одну гэбню именно седьмого уровня доступа знает любой курсант — гэбня Колошмы же! Вопрос: нда. Что ещё может означать «контроль над внутриполитической ситуацией»…

6 у. д. обладают гэбни, управляющие особо крупными или самостоятельными сферами, территориями или учреждениями.

А каков критерий «самостоятельности»? Ответ: вероятно, здравый смысл. Все гэбни больших городов — это как раз шестой: Бедроградская, Столичная, Старожлебинская и так далее. Но в Бедрограде есть ещё, например, Портовая — и у неё тоже шестой. На индокитайской границе вроде бы существует аналог: там шестой, понятное дело, у Фыйжевска — как самого значимого города в регионе — но при этом есть ещё одна гэбня с шестым. И базируется она, говорят, едва ли не в какой-то деревеньке, через которую особенно бойко течёт контрабанда.

5 у. д. обладают гэбни, чья сфера ответственности признана наиболее значимой для Всероссийского Соседства в целом.

Чем выше, тем туманней и поэтичней. Ответ: да нет же, совершенно прозрачно! Медицинская гэбня и Радиогэбня, какие могут быть сомнения?

4 у. д. обладают лица, при особых обстоятельствах имеющие право вмешиваться в сферу ответственности лиц и институций всех вышеперечисленных уровней доступа.

Специальный карательный орган? Ответ: Силовой Комитет. Вроде как есть ещё Расстрельный, но это, возможно, институтская байка. А в Силовом у нас тренер по стрельбе сколько-то прослужил. Если они там все такие, как он, — это не карательный орган уже, это просто лучше сразу самому на Колошму сдаться.

3 у. д. обладают отдельные государственные служащие высочайшего ранга, уполномоченные осуществлять контроль над деятельностью государственного аппарата.

Как это с прошлым уровнем-то соотносится? Ответ: посредством прямого подчинения. Силовому Комитету как раз эти отдельные государственные служащие высочайшего ранга приказы и отдают. Их в обиходе «фалангами» называют, но леший знает, официальное это наименование или просто кто-то удачно пошутил.

2 у. д. обладают члены Революционного Комитета, а также наследники Революции.

А что будет, когда последние вымрут, — дырка в перечне? Ответ: главный вопрос тут в том, кто считается «наследниками Революции» и зачем они нужны.

1 у. д. обладает институция, хранящая и обрабатывающая всю значимую для Всероссийского Соседства информацию.

Без комментариев.

Но почему нигде прямо не упоминается, что уровень доступа к информации — это не столько информационная характеристика, сколько правовая и должностная?
Ответ: а зачем?

Записано Л. Базальдом
27 ноября 1869 г*



* Пытливый читатель по дате и прочим сопутствующим признакам догадается, к каким именно событиям отсылает нас этот документ. На данный момент он хранится как памятник безвозвратно ушедших времён в личном сейфе лиц, являвшихся свидетелями, но не — леший упаси! — участниками оных событий. Л. Базальд, разумеется, отрицает свою причастность к созданию документа, поскольку «градус неофитства комментариев и вопросов неприлично зашкаливает». Видимо, Л. Базальд пытается утверждать, что в 1869 году его компетентность в вопросе уровней доступа к информации была выше, чем может быть таковая у простого студента истфака БГУ им. Набедренных. Нынешние владельцы документа, впрочем, категорически не согласны считать достояние своего архива подделкой и ни на секунду не верят Л. Базальду. Тем более что он сам как-то проговорился, что до сих пор гадает, куда же подевался после одного особо крупного алкогольного мероприятия некий курсант Института государственной службы при Бедроградской гэбне, с которым он, Л. Базальд, водил знакомство в своей студенческой юности.